Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Церковь Успения Пресвятой Богородицы с. Песковатское

Помочь храму https://yasobe.ru/na/hram_uspeniya_bozhiei_materi_v_s_peskovatskoe_suvorovskogo_raiona_tulskoi_obl

Также возможны переводы другим способом, пишите в личку - расскажу кому и куда. Отчётность гарантирую.

4 мая 2015 года начаты работы по восстановлению.
21 мая 2015 года закончена установка лесов


Требуется:
внешние работы
0) проверка и укрепление фундамента
1) разборка кладки (более 5 рядов кирпича) по периметру с последующим восстановлением
2) вычинка и штукатурка свода
3) удаление мусора из барабана под главку
4) кровля и главка с крестом
5) ремонт верхушки стен, входной арки и новая кровля под тёплый зимний храм.


На Яндекс-кошелёк пришли следующие переводы:
Collapse )

Проезжая по необъятной нашей Родине, в наших истрёпанных жизнью сёлах можно встретить не менее истрёпанные остатки храмов - символа былого величия Православной Руси. Это не просто какие-то сельские церквушки, а настоящие соборы, стоящие одинокими гигантами в полуразвалившимся русском селе. Их не смогли одолеть до конца даже годы антицерковного террора, а они, громадные и высокие, всё стерпев, теперь взирают на нас и одним своим видом спрашивают, какой же вынесет им вердикт новое время...

Да, у нас нет теперь антицерковного террора, да, возрождается по крупицам церковная жизнь, но вместе с тем и меняется отношение общества на непривычный для русских культ потребления. И теперь, видя разрушенный храм, находятся люди, которые считают, что дело восстановления храма исключительно дело церкви, что она ДОЛЖНА восстановить для них храм, забывая что Церковь Христова это и есть мы с вами.

Как вообще возможно, что такие громадины, не уступающие по красоте и размаху городским, могли появиться в русском селе?
Да, конечно были отдельные жертвователи, богатые владельцы этих земель. Но было кое-что и другое, о чём говорит и сама русская православная архитектура. Русский Мужик отдавал последнее на то, чтобы в его селе храм был не хуже, чем в соседнем. Это не бахвальство пустое, а понимание того, что в центре всего есть Бог. Что совестно на Боге экономить! Без Бога не до порога, говорит русская пословица.

Жизнь села не мыслится без жизни храма, без храма оно превращается в обычную деревню, пусть даже и успешную, но всегда с огромной раной духовной пустоты, которую никогда не смогут заполнить ни алкоголь, ни телевизор, ни все наслаждения, не могущие нас приблизить к той Радости, которую даёт Христос через свои Таинства, возможные только в храме.

Один из храмов, очень нуждающийся в вашей милости, находится в селе Песковатское, Суворовского района Тульской области. Храм совсем небольшой, куда меньше чем его соседи. Но от этого не менее одинок и беспомощен. Ещё от силы несколько сезонов и будет подмыто основание купола, так как храм остался без крыши. Нужен миллион. Но даже небольшая лепта, может сдвинуть дело с места.

Помните, храм - это собственность прихода. А приход это мы с вами.

О Храме:
В селе Песковатском, Суворовского района Тульской области есть церковь Успения Пресвятой Богородицы (1780г.), которая очень нуждается в помощи. Нужны реставраторы, средства, мастера. Кто чем может помочь - обращайтесь. Внесите свою лепту в это благое дело.



Flag Counter
Collapse )
Collapse )

"Сознательные злодеи в чистых пиджаках гораздо хуже оболваненных". А.Ткачев

Оригинал взят у nidarat в "Сознательные злодеи в чистых пиджаках гораздо хуже оболваненных". А.Ткачев
Эту машину придется крутить в обратную сторону
Война – это что? Это «мать родна» для подлецов с маслеными глазками, с опухшими щечками, которые мусолят кровавую денежку в пухлых и трясущихся пальчиках. Но еще это кровь, земля и д...рьмо. Это смесь покорной земли с д...рьмом и кровью тех, кого с ней смешали, кого в нее закопали.


А кто закопал? А закопал-то не только тот, кто жал на спусковой крючок (педаль, гашетку). Есть те, кто ни на что такое не жал; кто с галстуком или с брошкой на платье, смотря по полу, сидел в светлой студии и врал. Есть журналисты. В отношении украинского варианта сочетание букв «ст» часто заменяют на «зд». Замена справедлива. Прочтите и убедитесь.

Но нет смысла взывать к совести тех, у кого нет совести. Равно как и нет смысла ругать тех, кто является стенкой по отношению к ругани или критике, которая для них – горох.

Есть смысл назвать вещи своими именами. Аборт – это убийство беззащитного ребенка, а не «прерывание нежелательной беременности». Воровство – это безбожное присвоение чужого, а не «освоение бесхозного ресурса, временно забытого бывшим хозяином».

Точно так же и деятельность журналистики страны с желто-голубым флагом (не путать со Швецией) – это не информирование населения и не образование его. Это военное преступление, квалифицируемое как «сознательное оболванивание населения и искривление информации с целью все большего и все более бессмысленного кровопролития».

[Spoiler (click to open)]
Журналисты (тележурналисты в первую очередь) страны, где хлеб называют «хлiб», являются по факту военными преступниками. Трудно представить, чтобы эта масса людей с высшим образованием не понимала, что она делает. Можно смириться с мыслью, что простой человек носит в своей голове ту картину мира, которую вечером, после постылой работы, ему показывают в центральных новостях.

Книг не читал, к аналитическому складу мышления не расположен. Так и запишем. Таких, кстати, множество. Но есть те, кто приучен к работе с информацией. Есть те, кто знает, чего стоит недоговор, неполная информация или половинчатая подача. Эти, знающие, разбираются в том, о чем молчать и о чем кричать. Они те, кто прекрасно знает, кто виноват в крови и полной бесперспективности своей страны.

Они знают хорошо, кто действительно стреляет уже второй год, но все равно преподносят информацию так, что «террористы сами себя опять обстреляли».
Это они обрабатывают мозги работяг, с тем чтобы эти работяги «смело в бой пошли» и стреляли без зазрения совести в собственных сограждан, имея в качестве индульгенции пару дешевых идей, подброшенных из телевизора. Сознательные злодеи в чистых пиджаках гораздо хуже оболваненных с их помощью глупцов в быстро возгорающихся комбинезонах. Гораздо хуже! Это факт!

Если вдруг колесо истории крутнется в хитрую, желаемую и вполне возможную сторону... Если вдруг вислощекие и лысоголовые преступники успеют убежать от судебной скамьи и виселицы...

Или не успеют? Если потом придется всю эту машину крутить в обратную сторону и узнавать подробно: кто дразнил спящего зверя, кто зажигал костер нетерпимости, кто подливал масла в зажженный огонь... Кто первый кричал про ножи для москалей, про поход на Кремль? Кто это все обсуждал и тиражировал?

На кого, думаете, око падет? Да-да: на людей, просидевших целые годы жизни перед телекамерой с телесуфлером. Просидел последние годы, стравливая людей, разжигая рознь, фаршируя пустые головы, сознательно вещая откровенную неправду.

Это они вдали от реального огня и не менее реальных земли и крови, в чистых рубашках и с наглыми лицами учили жить глупое население. Они называли имена назначенных заранее врагов и вешали ярлыки; они требовали жертв и массового терпения ради светлой победы.

Это они умалчивали об одном и непомерно много говорили о другом, заведомо менее важном; обеляли «своих» и выли о мнимых злодействах противника. Все это делали они – преступники телеэфира.

Я говорю об этом потому, что все равно все всплывет. Всего лишь даже временное удаление от известных событий многим, ныне очумелым, даст понять, что не было никакой революции достоинства. Была спецоперация, имевшая глобальные цели, в которых Украина – настоящее «терпило», т. е. объект, а не субъект.

С огромным народом поступили, как хотели, разрешив ей гордиться процессом. Но виновники сего «торжества» вовсе не только держатели акций и друзья каких-то далеких Ротшильдов. Прямые виновники переворота, его подготовки и раскачки, его крови и волны насилия, перемены государственных границ и последующего гражданского противостояния – журналисты. Тележурналисты.
Вот эти самые, хлопающие ресничками в эфире, читающие суфлер так, чтобы мы думали, что они по памяти молотят... Эти, не имеющие личных мыслей и говорящие то, что выпускающий редактор в эфир пустит. Или имеющие свои мысли, но по подобию падших женщин так далеко их засунувшие куда-то вместе с совестью, что бесполезно пускаться в поиски.
Все эти актеры разговорного жанра – военные преступники. Это доподлинный факт. Если бы не они, кровь была бы только из разбитого носа, а вовсе не из сотен и тысяч тел, разорванных сначала снарядами поборников единой Украины. Равно как потом – и снарядами этой самой Украины противников.

На скамье подсудимых сидят не только генералы, партайгеноссе и магнаты. В Нюрнберге была скамья и для врачей. Люди гуманной профессии удосужились стать военными преступниками, обслуживая интересы бесчеловечных начальников. И это доктора – служители человеколюбия и сострадания.

Не ровен час, придется за язык схватить и телепропагандистов, помогших залить кровью собственную страну. Эти тоже в теории принадлежат к поборникам свободы слова и охранникам демократии.

Но, как врачи способны из лекарей становиться палачами, так и борцы за свободу слова способны становиться обманщиками миллионов и звуковым фоном для нового геноцида. Ответ за это должен быть, и он будет. В той или иной форме.

Пока все.

Протоиерей Андрей Ткачев

Взгляд

Отец Владимир Марецкий - мученик, признанный «террористом»

Оригинал взят у napravdestoy в Отец Владимир Марецкий - мученик, признанный «террористом»
Первые упоминания в новостных сводках о священнике Владимире Марецком (протоиерее из села Райгородка 1404378534_svyaschennik-vladimir-mareckiyНовоайдарского района Луганской области) появились в мае, тогда сообщали и об аресте батюшки представителями СБУ, и о его гибели, и о его освобождении.

Однако на сегодняшний день отец Владимир до сих пор в плену у фашиствующей нацгвардии Украины, есть надежда, что он жив, но в таком случае пребывает в состоянии тяжелом. Его семья - жена и трое детей - ничего о нем достоверно не знают, но надеются на лучшее и готовы горы перевернуть, лишь бы снова увидеть его живым.

Протоиерей Владимир Марецкий десять лет верой и правдой служил в Свято-Никольском храме своего села. Прихожане любили своего батюшку, доверяя ему самое сокровенное. Исповедаться и 1404378570_otec-vladimir-s-suprugoyпричаститься к нему ехали со всех волостей, он никогда не отказывал, всем помогал. Когда юго-восток запылал, отец Владимир начал призывать свою паству не участвовать в братоубийственной войне, по воинским частям ездил, убеждая солдат не стрелять по своим же собратьям.

25 мая, в день, когда на Украине были объявлены президентские выборы, отца Владимира задержали бойцы нацгвардии: положили на землю, били, обвиняя в терроризме. Потом на вертолёте доставили в Харьков, в СИЗО, заключили под стражу...

Отца Владимира били по суставам, забивали ногами, надели наручники, которые впивались в кисти рук до костей, перетягивали запястья веревкой так, чтобы чернели кисти рук. Разрешали издеваться над ним всем, кто хотел. Эти люди никак не реагировали на то, что захватили в плен священника, что само по себе является вопиющим преступлением. Это современные воинствующие безбожники, для которых нет ничего святого. Им все равно кого избивать, что батюшку, что простого мирного человека, что ополченца…

Collapse )